Этот веб-сайт использует файлы cookie для обеспечения более удобного и частного просмотра. Файлы cookie хранят полезную информацию на вашем компьютере для того, чтобы мы могли улучшить оперативность и точность нашего сайта для вашей работы. В некоторых случаях файлы cookie необходимы для обеспечения корректной работы сайта. Заходя на данный сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. 

Фонд «Строганофф»

+7 (3439) 296-269

Не свистеть и не говорить о медведях: необычные суеверия чусовских сплавщиков

Не свистеть и не говорить о медведях: необычные суеверия чусовских сплавщиков

 

 

 

Статья "Не свистеть и не говорить о медведях....." на ресурсе Яндекс.Зен - Ураловед. Путешествие по Уралу.

Ураловед - авторский проект Павла Распопова об Урале: туризм и путешествия, краеведение, популярные и малоизвестные достопримечательности, интересные факты о нашем крае.

В XVIII - XIX веках (до постройки железной дороги) каждую весну по реке Чусовой отправляли сотни барок, до отказа нагруженных продукцией уральских заводов. Это был главный транспортный путь в европейскую часть страны. Хотя барки с железом сплавляли и по другим уральским рекам (Уфа, Ай, Белая и т.д.), но больше всего прославились именно чусовские караваны.

На каждую барку назначалось 35—40 человек рабочих, 1 сплавщик, 1 ученик сплавщика и 1 водолив. Общее число участников сплава в отдельные годы могло достигать 25—30 тысяч человек и более.

Главным человеком на барке был сплавщик (лоцман). Фактически это капитан судна, хорошо знающий фарватер и особенности реки. От него зависело, дойдет ли барка в целости и сохранности. Сплавщику подчинялась вся команда, кроме водолива.

Писатель Д. Н. Мамин-Сибиряк подмечал:

 «Можно себе представить, какой замечательной памятью должен был обладать этот человек, чтобы знать каждый метр Чусовой, как свои пять пальцев, и помнить тысячи мельчайших подробностей её течения, берегов и русла».

Другой ответственный человек — водолив (боцман) — отвечал за исправность барки, отсутствие течей, а также следил за грузом.

Отправка каравана была самым торжественным моментом для чусовских жителей. На берег Чусовой подтягивались все: и стар, и млад. Перед отплытием священник совершал молебен и окроплял барки святой водой. Сигналом к отправке служил выстрел из пушки.

Д.Н.Мамин-Сибиряк в очерке «На реке Чусовой» писал:

 «Ледоход и отвал каравана — два великих праздника на пристани для старого и малого. Всё, что есть живого и имеющего хоть малейшую возможность двигаться, всё до последнего человека выползает на берег; откуда-то появляются калеки и увечные: у одного ногу раздавило при нагрузке тяжёлой железной крицей, другому «на хватке» руку перерезало снастью, третий не владеет ни руками, ни ногами от ревматизма, полученного на съёмке обмелевших барок. Для этих несчастных инвалидов чусовского сплава каждый ледоход и отвал только лишний раз напоминает об их несчастье, но они всё-таки толкутся на берегу…

На берегу сверкнул огонь, и по реке гулко прокатился первый пушечный выстрел, за ним — другой, третий… Белый дымок взмыл кверху, точно в воздух бросили охапку пуха. Весь берег с домами, сотнями народа, с магазинами и стрелявшими пушками точно поплыл от нас назад, вверх по реке. Одна барка отваливала за другой, начиная тяжело загребать воду потесями. Я стоял на корме и долго смотрел на уплывающий берег».

У бурлаков было немало предрассудков. Народ был суеверным и набожным. Например, нельзя было начинать сплав в церковные праздники. Ещё одно странное предубеждение — не говорить на барке о медведях. Также, по поверьям, нельзя было иметь оружие.

Работавший в Билимбае окружным лесничим Фёдор Гилёв (1851—1933) в своих воспоминаниях о сплаве на железном караване в очерке «Чусовские бурлаки» писал:

 «Во время сплава не разрешается не только стрелять, но даже иметь ружьё на барке. Этого я не знал и, пускаясь в путь, намеревался поохотиться на уток, взял ружье и даже повесил на стену в моей каюте. Увидев у меня на стене ружьё, лоцман посоветовал мне убрать его со стены. Я исполнил его предупреждение. На второй день сплава, рано утром, неподалёку от нашей барки я заметил пару уток. Забыв предупреждение лоцмана, беру ружьё и стреляю по уткам. Одна осталась в воде, другая улетела. Как эхо моего выстрела, раздался треск и поднялся шум неподалёку от нашей барки за изгибом реки. Услышав шум на реке, лоцман подошёл ко мне и сказал: „Я говорил вам, что нельзя стрелять с барки. Вот, видите, разбилась шедшая перед нами барка, вы её подстрелили“. Совпадение, конечно, случайное, но оно ещё раз подтвердило существующий предрассудок о стрельбе с барки».

Запрещено было и свистеть на барке, так как, согласно суеверию, от этого усиливался ветер, затрудняя управление. Гилёв продолжал:

 «В одну из навигаций плывёт с караваном управитель завода, имея привычку посвистывать. Бурлакам это не нравилось. Заметив неудовольствие рабочих, лоцман в деликатной форме попросил управителя не свистеть на палубе, но тот, не обратив внимания, продолжал насвистывать. Лоцман вынужден был повторить предупреждение и тоже безуспешно. После этого лоцман подходит к управителю и совершенно серьёзно заявляет, что если свист не прекратится, он вынужден будет удалить его с палубы. Неслыханная дерзость лоцмана, готового удалить с палубы барки своего начальника, воздействовала на него. Свист на палубе прекратился».

У отправлявшихся с Билимбаевского завода бурлаков был обычай целовать памятник в честь запуска завода, напоминавший по форме идола. Считалось, что в противном случае их ждут несчастья. И такой случай приводили в качестве доказательства (по воспоминаниям того же Гилёва):

«Каждый бурлак, молодой и старый, почитал священным долгом сделать несколько визитов к «статую». Случаи несчастья в пути с бурлаками-новичками, что можно было бы объяснить неопытностью новичка, суеверные люди толковали не иначе, как нежеланием поклониться «статую».

Укажу один случай, лично мне известный, подтверждающий суеверие бурлаков. В 1877 году молодой парень Ермолай, несмотря на уговоры и застращивания товарищей, не пожелал кланяться и целовать «статуя». Ему, конечно, насулили всяких страстей и несчастий. Не смущаясь всем этим, Ермолай стал на барку наряду с другими бурлаками. В половине пути, около Кыновского завода, барка ударилась о камень с такой силой, что погруженный в ней чугун сдвинулся к одному борту, барка накренилась и стала тонуть, затем накренилась и перевернулась дном кверху. Чугун проломил крышу и провалился на дно реки. Барка поплыла по реке кверху дном. Все рабочие и лоцман успели повыскакивать на берег и сесть в лодки, и только один Ермолай остался в барке. Перед тем, как барке опрокинуться, он спустился в неё, чтобы взять своё имущество, но выйти не успел. Ухватившись за коргу (это брус, к которому прикрепляются денные плахи) и прижавшись таким образом к днищу барки, он отчаянно молил о помощи. Крик его услышали, скоро сделали отверстие в дне барки и вытащили Ермолая. Этот злополучный случай с Ермолаем ещё раз подтвердил и укрепил в бурлаках веру в поклонение «статую»».

С постройкой в 1880-х годах железной дороги сплавы барок по реке Чусовой ушли в прошлое. С тех пор остались лишь старые фотографии, воспоминания очевидцев да местами сохранившиеся остатки пристаней.

Благодарю за внимание!

Павел Распопов

Статья "Не свистеть и не говорить о медведях....." на ресурсе Яндекс.Зен - Ураловед. Путешествие по Уралу.

Оставить комментарий

Другие новости

17.01.2019

85 лет со дня образования Свердловской области

17 января исполняется 85 лет со дня образования Свердловской области. Именно в этот день в 1934 году было подписано Постановление  ВЦИК о разделении существовавшей с 1923 г Уральской области на три самостоятельных региона: Свердловскую, Челябинскую и Обско-Иртышскую (с центром в городе Тюмень).  

10.01.2019

Настоящее космическое представление

Будущее, где умеют работать руками и думать головой, готовит юным первоуральцам «Строгановская школа искусств и ремесел»

25.12.2018

Билимбай-Кольцово - дорога в космос

25 декабря в рамках реализации проекта «Билимбай-Кольцово – дорога в космос» по патриотическому воспитанию молодых граждан в Свердловской области, состоялась первая встреча представителей фонда «Строганофф» с учащимися 7-9 классов школы № 15 города Первоуральска.

Вернуться к списку новостей